Рубрики

Наш дальний родственник. Загадки и сюрпризы “Studebaker Champion” 1950 года

13:51 02-12-2015

Непропорционально длинный багажник, смещенный вперед салон, совсем короткий капот… Что под ним может разместиться? Рядная “четверка” если только. А может, компоновка у “Чемпиона” заднемоторная, как у “Такера” или “Шевроле Корвейера”? Ведь даже американцев иногда пробивало на оригинальные конструкции.

Непропорционально длинный багажник, смещенный вперед салон, совсем короткий капот... Что под ним может разместиться? Рядная “четверка” если только. А может, компоновка у “Чемпиона” заднемоторная, как у “Такера” или “Шевроле Корвейера”? Ведь даже американцев иногда пробивало на оригинальные конструкции.

Но все оказалось прозаичнее, без оригинальности и фантазии. Подойдя к машине сзади, потянув ручку и подняв крышку, я уперся взглядом в пустоту багажного отделения, по объему далеко не маленького. Открыть его, кстати, оказалось непросто: сначала надо найти ручку – она так тщательно замаскировалась под фонарь освещения номерного знака, что не сразу и отыщешь. А ведь сзади вполне мог бы поместиться V8, а так только запасное колесо торчит сбоку.

Посмотрим теперь под капот. Я ожидал, что он открывается поворотом фигурки, а оказалось, что она намертво закреплена и представляет собой хромированную “капельку” с вертикальным стеклянным “хвостом”, как у самолета. Этакий образ скорости и стремительности.

Обманный прием

Под капотом обнаружился рядный шестицилиндровый мотор, глубоко упрятанный и плотно упакованный. Диаметр цилиндров маленький – 76 мм, как у “Жигулей”. Но объем двигателя вполне приличный и составляет 2,8 литра – за счет длинного хода поршня, равного 101 мм. Развивает он 85 л.с. при 4.000 об/мин, и столько “лошадей” более чем достаточно для автомобиля массой за тонну. А крутящий момент у него вообще ломовой, да еще на низких оборотах. Впрочем, тахометра на приборной панели нет, и определять их число во время езды пришлось по звуку.

Салон порадовал простором. Передний диван, подобно всем американским машинам тех лет, сплошной и посадка на нем прямая, как у водителя автобуса. Ладони быстро привыкают к рулю, простому, с двумя спицами и красивой фирменной эмблемой в виде герба на кнопке сигнала. В верхнем просвете рулевого колеса отлично видны все приборы: спидометр полукругом, как на “Волге” ГАЗ-21, и четыре указателя. Обивка есть только на дверях, а спереди крашеный металл. Что поделать – “переходный период”, когда окрашивать “под дерево” уже перестали, а до отделки мягкими и травмобезопасными материалами еще не дошли.

Полукруглый спидометр проградуирован до 100 миль – в переводе на привычные меры
это 160 км/ч. Паспортная скорость составляет 136 км/ч, а до “сотни” автомобиль разгоняется
за 16 секунд. Слева от руля – массивный блок с выключателем указателей поворота.

Запускается “Чемпион”, скажем так, неординарно. Сначала проверяю, стоит ли машина на “ручнике” – это такой огромный рычаг-пистолет справа от рулевой колонки, а также включена ли нейтральная передача. Только после этого завожу мотор. А это весьма оригинальная процедура: надо повернуть ключ в замке зажигания, а затем нажать до упора на педаль… сцепления. Дело в том, что под этой педалью расположена кнопка втягивающего реле, запускающая электродвигатель стартера. Ничего подобного мне встречать пока не приходилось.

Пробег, мотор и ботинки

Пока мотор прогревается, совершим небольшой экскурс в историю марки, а заодно и отметим точки соприкосновения с нашей страной. Производством транспортных средств братья Стьюдебейкеры (именно так произносится фамилия) начали заниматься в 1852 году, когда у нас еще царило крепостное право. Они делали обычные повозки с большими колесами, столь распространенные в Америке.

Первый “самодвижущийся экипаж” появился в 1902 году – он был электромобилем, а спустя два года увидел свет и бензиновый. Поначалу их производством пришлось заниматься в кооперации то с компанией “Garford”, то с “EMF”, и только в 1911 году на автомобильном рынке появился самостоятельный игрок – “Studebaker Corporation”. Машины компании успели попасть в Россию еще до революции. А в 1925 году четыре “Студебеккера” принимали участие во Всесоюзном испытательном пробеге по маршруту Ленинград – Москва – Тифлис – Москва. Том самом, описанном в “Золотом теленке” Ильфом и Петровым. Марку “Studebaker” увековечил своими устами великий комбинатор. Помните этот спич? “Идите к чертовой матери со своим “Студебеккером”! – заорал Остап. – Кто такой Студебеккер? Это ваш родственник Студебеккер? Папа ваш Студебеккер?”

Фрагмент с исходной покраской в районе фонарей позволил восстановить родной
темно-красный цвет. Обивка салона также соответствует заводской комплектации.

Кстати, по итогам пробега “Studebaker”, шедший под “счастливым” № 13, благополучно добрался до финиша и завоевал приз с формулировкой “За прочность и выносливость”. И как знать, распорядись история немного иначе и окажись ребята из “Studebaker Corporation” немного пошустрее Генри Форда, не он, а они строили бы автозавод в Нижнем Новгороде – будущий ГАЗ. А вместо двадцать первой “Волги” пределом мечтаний советских людей стал бы такой “Studebaker Champion”, только белого цвета. Ну или номенклатурного черного.

Второй раз марка отметилась в Советском Союзе во время войны, когда по ленд-лизу в нашу страну поставлялись грузовики “Studebaker US6”. Фронтовые шоферы окрестили его по-простому “Студер”. Именно за таким грузовиком гонялись капитан Жеглов и его опергруппа по ночной Москве: “Как же, Глеб Егорыч, “Не отставай”, у “Студера” мотор – втрое”. Про “втрое”, конечно, преувеличение: двигатель грузовика развивал 95 л.с., а мотор копытинского автобуса ЗИС-8 вполне приличные 73. Разница невелика, но “Студер” с виду казался таким мощным, что невольно вызвал у братьев Вайнеров подобное сравнение. “Studebaker US6” так прописался в наших реалиях, что при взгляде на послевоенный грузовик ГАЗ-51 трудно не заметить их внешнее сходство. А еще народ прозвал “студебеккерами” грубоватые ботинки на толстой подошве – они надежно месили грязь, как и колеса “Студера”. Так что “Студебеккер” нам вроде как родственник...

Ошибка комбинатора

Но я сижу за рулем “Чемпиона”, не имеющего ничего общего ни со взбесившим Остапа “Студебеккером”, ни с грузовиком, на котором Фокс пытался удрать от муровцев. Для нашей страны такой автомобиль – большая редкость, и люди привыкли думать, что под этим именем выпускались только грузовики. Между тем легковой модельный ряд всегда был очень разнообразным. Одни названия чего стоят – ложной скромностью в корпорации не страдали: “Commander”,“Dictator”, “President”... Громкие имена оборачивались порой конфузом – в 1937 году пришлось отказаться от “Диктатора”, так как слово стало ассоциироваться с Гитлером. А производившаяся до 1954 года модель “Land Cruiser” сразу же после исчезновения объявилась у компании “Toyota”. Совпадение? Не думаю.

Пассажирский диван вынесен вперед относительно заднего моста, поэтому и получился
таким просторным – во всю ширину кузова без стеснения колесными арками по бокам.

Модель под названием “Champion” впервые появилась в 1939 году. Это был такой безликий рыдван для коммивояжеров и домохозяек, хорошо раскупавшийся благодаря низкой цене в 660 долларов. Собственное лицо “Champion” обрел только в 1950 году, когда появился необычный профиль и “фасад” с хромированным обтекателем, напоминающим головную часть ракеты. Решение внаглую позаимствовали у главного конкурента – “Ford Deluxe”, только “носяру” сделали больше и подняли наверх, чтобы сверкала на всю улицу.

С таким блестящим шнобелем “Studebaker Champion” выпускали два года. Из всех поколений именно “носатый” считается наиболее стильным, потому что дальше под таким названием выпускались какие-то несуразные и страшненькие автомобили. А в 1966 году “Studebaker Corporation” и вовсе объявила о банкротстве.

В центре находится радиоприемник с одним диапазоном, но с памятью на шесть станций.
Педали тормоза и сцепления необычной круглой формы, а вот акселератор сделан
большой удобной пластиной. Справа от рулевой колонки виден “пистолет” ручного тормоза.

Наш “Чемпион”, в отличие от фирмы-производителя, жизнь свою не прекратил, хотя имел все шансы. Об истории этого автомобиля неизвестно ничего, кроме того, что несколько лет назад его в состоянии кучи ржавого железа приобрела в Америке реставрационная мастерская “Камышмаш” и восстановила в России собственными силами. При всех своих внешних и внутренних обманках автомобиль оказался на редкость приятным в езде: тяговитый мотор резво разгоняет его со светофора, руль крутить легко, скорости переключаются быстро и четко, да к тому же есть еще и “овердрайв”, включаемый отдельной тягой слева от рулевой колонки. На шоссе с повышающей передачей – настоящее раздолье. За полдня езды к “Чемпиону” привыкаешь и задаешься только одним вопросом: ну почему такой замечательный автомобиль не выпускали у нас вместо “Волги”? Кто виноват? Наверное, Остап Бендер – взял и снял с пробега “Студебеккер”, испортив корпорации все реноме. Знал бы только великий комбинатор, какие машины она будет делать!

Все автоновости 2021 года читайте на страницах Автомобильной газеты Клаксон

Поделиться: