Рубрики

“Поехали!”

Автомобили первого космонавта

После первого в истории человечества полета в космос советскому летчику Юрию Гагарину стали доступны любые автомобили. Но будучи человеком скромным, он выбрал всего два.

ИЗВЕСТНО, что перед стартом наши космонавты обязательно смотрят фильм “Белое солнце пустыни” – такая уж у них традиция. Естественно, что когда Гагарин отправлялся в свой полет, то никакого фильма про товарища Сухова еще и в помине не было – его снимут только через восемь лет. И будущие традиции ему приходилось закладывать самому.

Ранним утром 12 апреля 1961 года Юрий Гагарин прибыл на старт космического корабля “Восток-1” на автобусе ЛАЗ-695 “Львов” бело-голубого цвета. С этого автобуса и начались все традиции отечественной космонавтики. Из-за того, что на стартовом комплексе не было туалетов, будущий первооткрыватель космоса был вынужден справить малую нужду прямо у переднего колеса автобуса и только затем отправился в полет. После этого все космонавты при подъезде к стартовой площадке по заведенной Гагариным традиции просят водителя остановить автобус и совершают традиционный акт у колеса. Причем делают это исключительно с передним колесом автобуса, точно так же, как и первый космонавт.

Спецсборка

ГАГАРИНСКАЯ фраза “Поехали!” стала своеобразным символом новой, космической эры развития человечества. Полет Гагарина продолжался ровно 108 минут, его скорость составила 28.260 км/ч. Какую же машину подарило советское правительство парню, что “словно вдоль по Питерской пронесся над Землей”!? Естественно, тогдашнюю гордость советского автопрома – “двадцать первую” “Волгу” черного цвета.

Норвежцу Кьеллю Оккенхаугу повезло.
Он не только приобрел себе черную “Волгу”, как у первого космонавта, но и сумел сфотографироваться с Гагариным

Гагаринская “Волга” относилась к так называемой “второй серии” с облицовкой радиатора “акулья пасть” – именно она находилась в производстве в 1961 году. Для героя всей страны машину собрали в специальной комплектации: у черной снаружи “Волги” салон был полностью голубого цвета, включая металл и обивку. Плюс ко всему – полный набор хромированного декора, полагавшийся исключительно экспортным модификациям.

Правда, водительских прав у космонавта тогда еще не было, и отличавшийся честностью и добросовестностью Гагарин сдавал на них самостоятельно, в общепринятом порядке. Принимавший у космонавта экзамен инспектор Амелин так вспоминал об этом событии: “Привели мы Гагарина в автокласс, разложили карты перекрестков, расставили машины, трамваи, светофоры. Помню, вопрос у него в билете был о том, где запрещена остановка автомобилей. Отвечал Юрий Алексеевич как автомат, без единой запинки, отлично произвел разводку на картах. Гагарин сдал экзамен на “отлично”. Через несколько минут ему вручили водительские права”.

Честность во всем была одним из главных человеческих качеств Юрия Алексеевича. Правила дорожного движения он практически не нарушал и был аккуратным водителем, но однажды спешил, проехал на красный свет и попал в аварию – на перекрестке его “Волга” ударила старенькую “Победу”. И подоспевший к месту аварии постовой, и водитель “Победы” узнали первого космонавта, поэтому позволили ему уехать на попутной машине. Когда же Гагарин вернулся на место аварии, то с удивлением увидел, что виновником происшествия пытаются выставить водителя “Победы”. Поэтому космонавту пришлось не только восстановить справедливость, но и полностью оплатить ремонт помятой “Победы”.

Торжественный проезд возвратившегося из полета Гагарина – первопроходцу космоса предоставили кабриолет ЗИЛ-111В, предназначавшийся специально для торжественных случаев.

Впрочем, и свою “Волгу” Гагарину приходилось ремонтировать довольно часто – она постоянно барахлила из-за какого-то неустранимого заводского брака. Машина хоть и была “спецсборки”, но качество отечественных авто и тогда было явно не на высоте. Все стало на свои места после официального визита Гагарина на Горьковский автозавод. Там его неофициально спросили, доволен ли он “Волгой”, на что Юрий Алексеевич ответил, что вполне доволен, только вот иногда возникают проблемы. Поскольку прибыл он в Горький на своей машине, то ее тут же приняли в работу, сделав диагностику и устранив все неисправности, включая обнаруженный дефект крепления заднего моста. Все это сделали буквально за ночь, так как утром Гагарин собирался уезжать. В благодарность космонавт каждый год стал поздравлять заводчан с Днем машиностроителя.

Вообще самый большой автомобильный “блат”, который достался Гагарину, – это номерной знак его “Волги” “78-78 МОД”. Эта машина – единственная автомобильная реликвия, связанная с первым космонавтом, которая сохранилась в России до наших дней. Увидеть “Волгу” Юрия Алексеевича можно в городе Гагарин – бывшем Гжатске Смоленской области, где она стоит во дворе дома его родителей, спрятанная за стеклянной витриной. После гибели Гагарина эта “Волга” хранилась в Звездном городке, пока в начале 70-х космонавты Леонов и Волынов не доставили ее в музей. Увы, сейчас исторический экспонат “Дома-музея Юрия Гагарина” под инвентарным номером СM 3/ГМ-87 пребывает в далеко не лучшем виде: лакокрасочное покрытие в трещинах, потертый хромированный декор, обивка салона выцвела, пласмассовый руль практически рассыпался от воздействия солнечных лучей…

Подарок из капстраны

В КУДА более хорошем состоянии сейчас пребывает другой гагаринский автомобиль – спорткар “Matra-Bonnet Djet VS”, выкупленный в начале 90-х годов литовским коллекционером Кястутисом Индзюлисом у вдовы космонавта.

Фотосессия у памятника покорителям космоса на ВДНХ для журнала “Техника – молодежи”.

История появления этого спортивного авто в семье Гагариных берет начало в 1964 году, когда Юрия Алексеевича пригласили во Францию на авиационно-космическую выставку. Трудно сказать насколько ему была интересна сама выставка, зато доподлинно известно, что первому космонавту приглянулась маленькая спортивная машинка “Matra-Bonnet” – вторичный продукт ведущего французского изготовителя авиационно-космического концерна “Mechanique-Aviation-Traction”.

Интересоваться действительно было чем: опыт работы с материалами из пластмассы инженеры “Matra” применили в автомобилестроении, изготовив кузов спорткара из стеклопластика, – весил автомобиль всего-навсего 600 кг. С таким сверхлегким кузовом и мотором от “Renault” мощностью 95 л.с. “Matra-Bonnet” разгонялась до 200 км/ч – советские граждане про такое могли услышать разве что в телепередаче “Очевидное-невероятное”.

Подарок из Франции Гагарин получил в Москве – ключи вручали во дворе французского посольства.

Презентация новой модели как раз состоялась на той самой выставке. Говорят, от этой машины Гагарина было просто не оттащить, настолько живым и искренним оказался интерес советского космонавта. И тогда руководство концерна “Matra” пошло на беспрецедентный шаг – подарило ее первооткрывателю космоса, ведь неподдельное внимание к машине всемирно известного Гагарина стало лучшей рекламой проекта. Уже в Москве Гагарину пришло приглашение во французское посольство, где ему торжественно вручили ключи от новенькой “Matra-Bonnet Djet VS” и даже цвет для космонавта подобрали соответствующий – небесно-голубой.

Но радость от подарка омрачилась реакцией советского руководства, увидившего в действиях Гагарина “идеологический левак”. Начальник первого отряда космонавтов генерал-полковник Н. Каманин так описал ситуацию в своих дневниках: “Звонил секретарь ЦК КПСС М. Суслов. Он спросил, знаю ли я о статье в одном из югославских журналов, в которой опубликованы три снимка Гагарина рядом с французской гоночной автомашиной, а в тексте значится примерно следующее: “В Париже на авиационно-космической выставке Гагарин занимался больше автомобилями, чем авиацией и космосом”. Я ответил Суслову, что с содержанием статьи знаком, статья пасквильная. Французы подарили Гагарину гоночную машину, зная, что он увлекается быстрой ездой. Принять подарок от французов ему посоветовали министры Дементьев и Смирнов и наш посол в Париже Зорин”. Суслов удовлетворился ответом Каманина, но посоветовал быть осмотрительней с подарками, которые капстраны дарят нашим космонавтам.

В общем, все обошлось, но, как говорится, “осадок остался”. Возможно, что из-за этого отличавшийся скромностью Юрий Алексеевич пользовался “Matra-Bonnet” не так часто. Его выезды на этой машине можно пересчитать по пальцам ­– видимо, за рулем иномарки советский космонавт чувствовал себя явно неуютно. Это заметно даже на знаменитом фото у памятника покорителям космоса на ВДНХ: уж больно скованным смотрится майор Гагарин рядом с этой машиной, как будто и не он ее владелец, а так, всего лишь фотографируется рядом. Поэтому ездил он на ней только по особым случаям. Так, 2 марта 1968 года за рулем “Matra” Юрий Гагарин приехал в Военно-воздушную академию им. Н. Жуковского – это был день окончания учебы, после которой он начал работать в Центре подготовки будущих космонавтов.

Буквально через две недели после выхода на работу, 27 марта, состоялся его последний в жизни полет. На аэродром он поехал не на личной машине, а, как и все летчики, на вахтовом ЛАЗе. Не успел автобус отъехать от Звездного городка, как Гагарин, обнаружив, что забыл дома пропуск на аэродром, попросил водителя остановиться. Несмотря на замечания сослуживцев о том, что возвращаться – плохая примета, а его и так все знают в лицо, летчик-космонавт все-таки вернулся домой.

Самолет МиГ-15 с Гагариным и его инструктором Героем Советского Союза полковником Владимиром Серегиным разбился в 10:30 утра в 18 км от города Киржач Владимирской области. Машины в тот день своего хозяина так и не дождались.

Иван БАРАНЦЕВ

Последние авто новости и результаты тест-драйвов Renault читайте на страницах автомобильной газеты Клаксон

Поделиться: