Рубрики

Защитная линия

13:59 05-12-2020

Ангелы-хранители не при чем. Что действительно спасает пилотов Формулы-1.

В автоспорте, как и в авиации, безопасность пишется кровью. Недавняя авария Романа Грожана на Гран-При Бахрейна показала, насколько сильно вырос уровень безопасности в современном автоспорте.

В случае с аварией Грожана казалось, что все обстоятельства аварии сложились самым неудачным образом. Сместившись на машину Даниила Квята, которого он не видел, Грожан на скорости в 221 км/ч влетел в металлический рельс безопасности, испытав при этом перегрузку в 53 G. Машина пробила рельсы, и разорвавшись на две половины извергла огромное пламя.

Но буквально в течение 28 секунд гонщик покинул машину, объятую огнём, и вышел из стены пламени буквально как супергерой. Роман сразу же попал в руки других супергероев. В частности врача Формулы 1 доктора Иэна Роберста и водителя медицинской машины Алана ван дер Мерве.

Случаев, когда машина разваливалась бы две части, в современных гонках мало.

В последние несколько десятилетий случаев, когда машина разваливалась на две части, было так мало, что по пальцам одной руки можно пересчитать. А эпизоды с возгоранием от удара о стену, казалось, остались в 80-х. Современные топливные баки сделаны так, что в случае аварии топливо не вытекает. 

Впрочем, здесь много факторов сложились воедино. В момент разрыва машины, скорее всего, порвались топливопроводы, которые и привели к большому возгоранию. Окончательно это покажет расследование эпизода.

Тем не менее, Роман Грожан отделался ожогами рук, лодыжек и синяками левой руки и ноги. Данная авария стала примером, когда сработали практически все средства безопасности, появившиеся в течение 30 лет. Но большую роль в спасении сыграла, пожалуй, система защиты головы «Halo», также известная как нимб.

Без системы защиты головы удары о препятствия приходились бы на шлем пилота.

Получилась так, что машина влетела в рельс безопасности под прямым углом, и пробила его. Монокок застрял между рельсами, а задняя часть просто оторвалась. При этом монокок развернуло в самом рельсе.

Компьютерные реконструкции показывают, что без системы защиты головы, удар от рельса безопасности пришёлся бы на шлем пилота. Удар о твёрдый тупой предмет, даже в современном шлеме Формулы 1, на скорости 271 км/ч закончился бы очень плачевно. Достаточно вспомнить, как Джастин Уилсон в 2015 году погиб на трассе Поконо в серии IndyCar, когда обломок попал в его шлем. Или как годом ранее Джеймс Хинчклиф в похожей ситуации на дорожной версии Индианаполиса потерял сознание.

Нимб не только защитил шлем от удара, но и раздвинул рельсы безопасности, что затем позволило Грожану покинуть кокпит. Без «Halo» ситуация была бы плачевной. Как минимум без сознания, Грожан продолжал бы сидеть в горящей машине.

Система «Halo» появилась в Формуле 1, и в ряде других «формульных» чемпионатов в 2018 году. В серии IndyCar в этом году была внедрена альтернативная система, которая также предлагалась в Формуле 1. Это защитное стекло, у которого «Halo» находится внутри.

Защитный нимб подвергся жёсткой критике и пилотов и зрителей. В частности, критиковал его и сам Роман Грожан. Что тут сказать, он действительно менял облик машин, и был крайне непривычен с точки зрения внешнего вида. Менял он и ДНК машин с открытыми колёсами и кокпитами. Но его внедрение назрело.

Главными катализаторами появления нимба обычно называют три аварии. Хотя, конечно, подобных случаев в автоспорте было больше. Первая из них — та, в которой погиб Генри Сёртиз, сын чемпиона Мира Формулы 1 и семикратного чемпиона Moto GP Джона Сёртиза. Это было в Формуле 2 в 2009 году. Тогда 18-летнему англичанину в шлем попало колесо от другого автомобиля. Но в больше степени страшная авария Жюля Бьянки на Гран-При Японии в 2014 году, примерно через девять месяцев после которой он скончался, так и не выходя из комы, и гибель Джастина Уилсона в Поконо в 2015 году.

Несмотря на всё недовольство, президент FIA Жан Тодт «продавил» введение защитного нимба. Тогда кто-то даже обвинил его в малодушии. Мол, сдался под натиском семьи Жюля Бьянки, боясь судебных последствий, и «изуродовал» машины. Конечно, систему Halo не назовёшь эстетичной. Но ещё до минувшего воскресенья она уже не раз доказывала свои спасительные функции и в Формуле 1, и в Формуле 2. Однако, инцидент Грожана стал лучшей демонстрацией, которая окончательно заставит замолчать всех скептиков.

В последнее время часто доводится слышать или читать о том, что современные меры безопасности в Формуле 1 и других чемпионатах излишни. Как мы увидели, автоспорт по-прежнему опасен. А ведь после этой жуткой аварии, 19 пилотов обратно сели в машины и продолжили борьбу. И если кто-то ещё считает современных гонщиков нежными примадоннами, то задумайтесь.

Современная амуниция позволила Грожану отделаться лишь относительно небольшими ожогами, хотя он вылез фактически в открытое пламя. Забрало шлема расплавилось, но он не пропустило ни дыма, ни огня. Негорючий комбинезон также сделал своё нужное дело.

Система HANS почти не упоминалась в данной аварии в различных анализах. А мы, в нашем упомянем. Потому что она тоже сработала. Когда машина ударилась о рельс нимбом, голова Грожана должна была совершить резкий кивок вперёд. От него и защитило устройство, разработанное доктором Роберто Хаббардом.

Система HANS страхует шею пилота от резких смещений при авариях

Система HANS, которая не позволяет шее пилота совершать слишком резкие движения при авариях, появилась ещё в 80-х, и тестировалась в 90-х. В 2000-м её уже использовали некоторые пилоты NASCAR, но она не была обязательной.

Она могла спасти многие жизни, если бы её начали использовать на 10 лет раньше. В том числе Роланда Ратценбергера, погибшего в Имоле в 94-м, Гонзало Родригеса в Лагуне Секе на этапе серии ChampCar в 99-м, и почти десяток пилотов высших лиг NASCAR. Она же могла бы помочь избежать перелома основания черепа Мике Хаккинену в 95-м в Аделаиде. Кстати, именно перелом основания черепа был частой причиной гибели пилотов, и именно от него данная система в первую очередь и защищает.

В конце 2001 года HANS стал обязательным, когда расследование показало, что он спас бы жизнь семикратного чемпиона NASCAR Cup Series Дейла Эрнхардта-ст., а также Блейза Александра в серии ARCA. В Формуле 1 HANS внедрили на обязательной основе в 2003 году.

Кроме этого, за 20 лет были сделаны большие шаги в усилении монокока, капсулы, в которой сидит пилот, что в данном случае позволило избежать переломов, которые в гораздо меньших инцидентах в 90-х получили Оливье Панис и Михаэль Шумахер.

В случае с аварией Грожана нужно говорить не о чуде. Ведь спасло его вовсе не оно, а все меры безопасности, внедрённые за последние десятилетия. Автоспорт никогда не будет безопасным на 100%, но работа в этой области также никогда не остановится.

Авторские материалы газеты Клаксон читайте на канале Яндекс.Дзен

Последние авто новости и результаты тест-драйвов Формула 1 читайте на страницах автомобильной газеты Клаксон